Оформить кредит в Европе онлайн

Призрак бродит по Европе, но не коммунизма

Западные и российские экономисты все чаще выражают беспокойство в связи с появлением в экономиках европейских стран признаков дефляционных процессов.

О том, что в Европе возможен такой сценарий развития событий, как переход с инфляционного поля в дефляционное, заговорили еще в середине прошлого года. Так, в октябре 2013 года член совета ЕЦБ и глава ЦБ Австрии Эвальд Новотны заявил, что одностороннее решение ЕЦБ о повышении процентных ставок может привести к дефляции в еврозоне. Правда, он тут же оговорился, что на данный момент рисков для ценовой стабильности не существует. Однако европейские эксперты и экономисты сразу напряглись: дефляция – слишком страшное слово, чтобы всуе упоминать его, и опыт Японии, которая уже 20 лет с переменным успехом пытается бороться с этим явлением, – тому подтверждение. Никому в Европе не хочется, чтобы десятые годы нового столетия назвали так же, как называют 90-е годы прошлого века в Японии – потерянным десятилетием. Но пока, как констатируют эксперты, ничего всерьез не делается для того, чтобы избежать реализации этого сценария.

📌 Реклама

Отключить

Самоподдерживающийся процесс

Прошло чуть больше полугода с тех пор, как глава ЦБ Австрии намекнул на возможность эскалации дефляционных процессов в Европе, и вот уже МВФ рассматривает эту угрозу не как гипотетическую, а как вполне реальную. Главный экономист МВФ Оливье Бланшар без обиняков заявил: дефляция, или низкая инфляция, может затруднить восстановление экономики после резкого сжатия как во всем регионе, так и в каждой из 18 стран еврозоны. По его словам, нужно постараться сделать все, чтобы избежать дефляции.

Представители ЕЦБ, впрочем, дали понять, что считают советы МВФ в данном случае несостоятельными и схематичными: низкая инфляция, по их мнению, наблюдается сейчас повсеместно, Европа не исключение. МВФ, в свою очередь, напомнил коллегам из ЕЦБ: почивать на лаврах, не замечая, что дефляция у ворот, не самая эффективная политика. В качестве примера была приведена все та же Япония – в январе 1998 года тогдашний глава Центробанка страны Ясуо Матсушито заявил: «Нет никаких оснований полагать, что цены могут резко снизиться». Практически сразу же после этого началось падение цен, и экономика страны оказалась, как подчеркивали наиболее критично настроенные наблюдатели, на грани комы.

📌 Реклама

Отключить

Почему же именно данный термин вызывает такой трепет у представителей европейских финансовых властей, что они предпочитают лишний раз не озвучивать его и вообще руководствуются принципом «не буди лихо, пока спит тихо»? Частично потому, что дефляционные процессы в монетарной теории изучены в значительно меньшей степени, чем инфляционные, поясняет старший научный сотрудник Института экономики РАН Валентина Кузнецова. «Как и любое другое сложное социально-экономическое явление, дефляция имеет множество разнообразных факторов риска. Главным образом это факторы, лимитирующие текущие расходы. В данном плане любые меры государственного регулирования, направленные на увеличение принудительных сбережений населения (снижение социальной защищенности, расходов на базовое образование, медицинское обслуживание и т.п.) или обусловленные мерами по бюджетной консолидации, автоматически ведут к сокращению текущих расходов домашних хозяйств и совокупного спроса, способствуя продолжительности рецессии. Подобные меры также могут стать драйверами развития дефляционных процессов», – поясняет специалист.

📌 Реклама

Отключить

Заместитель председателя правления банка «Международный финансовый клуб» Олеся Фирсик указывает: «Дефляционная спираль – снижение частного спроса, которое приводит к уменьшению потребительских цен и цен на ресурсы. Это процесс самоподдерживающийся. Одной из причин возникновения признаков дефляции было применение жестких мер бюджетной экономии в ряде стран Евросоюза. В государствах, которые больше всего пострадали в результате экономического кризиса, уровень дефляции согласно последним данным составил: в Испании – 4%, в Греции – 10%, на Кипре – 10%».

«Дефляция дословно означает снижение уровня цен. В этом состоит ключевой риск для экономики. Последовательное понижение цен на разные группы товаров провоцирует склонность потребителей к откладыванию покупок на поздний срок. Для производителей это означает резкое снижение прибыльности – промежуточные расходы, как правило, менее гибкие, чем цены на конечную продукцию, поэтому дефляция сначала компенсируется за счет прибыли предприятий. Это приводит к риску замедления притока инвестиций. Процесс далее закручивается по спирали, постепенно переходя на приостановку роста доходов потребителей. Один из наиболее действенных способов борьбы с дефляцией – наращивание расходов государства. Так как потребительские расходы выбывают из общего оборота, вымывая часть промежуточных доходов, возникает необходимость в принудительных расходах государства – они призваны возместить частично выбывающие потребительские расходы», – полагает председатель правления Росбанка Дмитрий Олюнин.

Читайте также  Проблемы банков РФ угрожают европейской экономике

📌 Реклама

Отключить

Есть или нет – вот в чем вопрос

Справедливости ради стоит отметить, что среди российских экспертов, изучающих состояние дел в европейской экономике, согласия по дефляционному вопросу пока нет. Так, например Валентина Кузнецова (Институт экономики РАН) считает, что есть все предпосылки для возникновения дефляционных процессов в Европе. «Затяжная экономическая депрессия сопровождается дефляционными процессами. Вспомним традиционные концепции цикличности: инфляционные процессы выделялись как показатель фазы экономической экспансии, а дефляционные – фазы рецессии. Европейские экономики не оправились от негативных последствий глобального финансового кризиса, вызвавших оттоки частного и трансграничного капитала, закрытие для них американского рынка оптового фондирования и стремительный рост суверенной задолженности. Посткризисная ситуация в ведущих европейских экономиках получила сначала образное определение «восстановление без кредитования», а позднее – «рецессия балансовых счетов», – говорит Валентина Кузнецова.

📌 Реклама

Отключить

Иной, более оптимистичной точки зрения на происходящее сейчас в европейской экономике придерживается старший управляющий стратег по управлению активами и пассивами Промсвязьбанка Мария Субботина. «Пока говорить о дефляции в еврозоне в целом рано. Строго говоря, фактически мы наблюдаем лишь снижение темпов роста цен. Общая инфляция в еврозоне с 2-3% в 2010–2013 годах снизилась до 0,6%, а инфляция без учета цен на энергоносители и продовольствие – с 1,4-1,6% до 0,8%. В Германии инфляция составляет 1,1%, а средний скользящий показатель за последние 10 лет равен 1,7%. В Испании годовая инфляция – минус 0,2%, хотя 10-летняя скользящая средняя соответствует 2,2%», – приводит цифры специалист. По мнению Марии Субботиной, при анализе ситуации необходимо иметь в виду, насколько различны по своим экономическим характеристикам европейские государства. «В одних старых странах инфляция низка, но нормальна, в других – отрицательна. В новых странах просто завершился период бурного посткризисного роста (в Польше, например), и низкая инфляция свидетельствует о переходе страны в новое качество», – считает эксперт.

📌 Реклама

Отключить

«Риски дефляции характерны для развитых экономик после кризиса 2008–2009 годов на фоне снижения деловой и потребительской активности, особенно в тех регионах и странах, где реализовывалась сверхмягкая монетарная политика. Инфляция в США и еврозоне последние несколько лет до кризиса была относительно невысокой, поэтому динамика цен была крайне чувствительной в период ослабления экономической экспансии. Таким образом, риски дефляции в указанных регионах в настоящий момент действительно выглядят умеренно высокими», – отмечает заместитель начальника аналитического управления Банка ЗЕНИТ Владимир Евстифеев.

«Опасения по поводу появления дефляции в еврозоне вполне оправданны. Существует несколько признаков подобного явления, в том числе за пределом непосредственных оценок инфляционных индикаторов. В первую очередь это слабые темпы роста экономики региона, которые снижают давление на цены со стороны спроса. К ним также можно отнести накопление избыточных резервов ликвидности в банковском секторе в ущерб наращиванию кредитования. Инициатором этих процессов выступает некий внешний шок (например, резкое падение цен на недвижимость), однако последующее развитие смещается в сторону пересмотра баланса домашних хозяйств – снижения потребления, погашения задолженности перед банками», – подчеркивает Дмитрий Олюнин (Росбанк).

Читайте также  Европа справилась со спасением евро

📌 Реклама

Отключить

Радикальной точки зрения придерживается Олеся Фирсик (банк «Международный финансовый клуб»): «Риск дефляции у нас буквально под носом. Нельзя не признать наличие дефляционных тенденций в экономиках стран ЕС».

Сложнее, чем инфляция

Можно долго дискутировать о том, вступила Европа в полосу дефляции или нет. Но раз уж возникла даже гипотетическая возможность этого, самое время, по мнению экспертов, задуматься над тем, как бороться с подобным «мировым злом» и какой инструментарий уже имеется для обуздания дефляционных процессов. При этом большинство аналитиков исходя из мирового опыта констатируют: победить дефляцию по определению куда сложнее, чем справиться с инфляцией.

«Опыт Японии по противостоянию дефляции после краха экономики «трех мыльных пузырей» наглядно показывает, что нет простых решений для перелома дефляции. Основные монетарные меры в общем плане сводятся к кредитной экспансии и различным количественным смягчениям, а фискальные – к дефицитному стимулированию внутреннего совокупного спроса. И тот, и другой набор мер современной Европе будет сложно реализовать по многим, в том числе политическим, причинам. Цена их реализации – резкое увеличение долговой нагрузки на экономику», – предупреждает Валентина Кузнецова (Институт экономики РАН). При этом надо осознавать, что дефляция менее благоприятна для национальной экономики, чем инфляция, так как нет способов заставить людей потреблять больше, а национальных инвесторов вкладывать в реальную экономику. «Ограничить можно, а увеличить – нет, даже если использовать административные методы», – предупреждает специалист.

📌 Реклама

Отключить

«С инфляцией центральные банки борются повышением ставки и ревальвацией валюты. Здесь больший простор действий, чем при сокращении ставок. Когда ставки уже нулевые, экономика перестает реагировать на традиционные денежно-кредитные стимулы в виде дальнейшего снижения ставок (так называемая ловушка ликвидности). Арсенал нетрадиционных методов типа количественного смягчения ограничен, а государственные инвестиции и снижение налогов обычно сложно применить в условиях экономического спада, который вызывает дефляцию. Кроме того, дефляция характерна для развитых экономик, где общий уровень цен на товары и услуги высок и возможности для их повышения объективно ограничены общим уровнем насыщенности спроса, меньшей долей продовольствия в потреблении и высокой эластичностью спроса по цене. А когда спрос мгновенно падает при небольшом повышении цены, крайне сложно раскачать ценовой маятник, который является катализатором экономического роста», – поясняет Мария Субботина (Промсвязьбанк).

📌 Реклама

Отключить

«Меры, направленные на борьбу с дефляцией, должны быть теми же, что и в целом при стимулировании экономического роста с помощью монетарной политики. Разгон цен провоцирует наращивание конечного потребления, которое, в свою очередь, должно поддерживаться большой доступностью кредитов, ростом доходов населения, снижением нормы сбережений. Таким образом, борьба с дефляцией расценивается как целый комплекс мер, направленных на восстановление прежних темпов экономического роста», – уверен Владимир Евстифеев (Банк ЗЕНИТ).

Санкции против россии – отягчающий или компенсирующий фактор

Итак, для успеха в борьбе с дефляцией необходимо предпринять целый ряд шагов, среди которых подъем материального благополучия населения европейских стран (что обеспечит рост потребительского спроса), увеличение объемов вливания денег в экономику в рамках различных госпрограмм, повышение доступности кредитов. Здесь неизбежно возникает вопрос: если в Европе уже наметились признаки дефляции (большинство опрошенных NBJ экспертов так или иначе признают это), то какую роль в борьбе с данной тенденцией может сыграть фактор России, точнее, фактор введения пока ограниченных, а впоследствии, возможно, и полномасштабных экономических санкций против нашей страны? Или это, что называется, совсем из другой оперы?

📌 Реклама

Отключить

Безусловно, данный фактор скажется негативно, уверена Валентина Кузнецова (Институт экономики РАН). «Можно сразу же проследить самую простую цепочку: при уменьшении экономического сотрудничества между РФ и ЕС европейские компании лишатся важных для них рынков, это ускорит и углубит рецессию в их юрисдикциях. Совокупный спрос в соответствующих юрисдикциях еще больше сократится, и кошмар перехода от крайне низкой инфляции к открытой дефляции станет реальностью. При этом не стоит забывать о том, что в современном мире все экономики взаимосвязаны. Развитие дефляционных процессов в ЕС больно ударит по экономикам с формирующимися рынками, включая Россию, например через сокращение бюджетных доходов, ограничение российского экспорта, принудительный делевередж российских крупнейших финансовых институтов и корпораций. Это потребует дополнительных бюджетных расходов (например, на рекапитализацию крупнейших госбанков типа ВТБ или Сбербанк РФ) или системно важных корпораций (типа «Мечела» или «Норникеля», «Роснефти») и сокращения бюджетных социальных расходов в РФ. Если первый набор мер будет носить проинфляционный характер, то второй – продефляционный. Более того, воздействие продефляционного давления может возобладать, так как доля потребительских расходов в российском ВВП существенно больше, чем доля частных инвестиций», – констатирует эксперт.

Читайте также  Проблемные кредиты европейских банков выросли вдвое за 4 года

📌 Реклама

Отключить

«Если санкции будут серьезными, вполне возможны негативные последствия, – подтверждает Мария Субботина (Промсвязьбанк). – Поскольку экономический рост в отдельных странах еврозоны очень хрупок, санкции будут способствовать снижению общей конъюнктуры всех рынков, велик риск возникновения помощи Украине как нового бремени для европейских бюджетов, которые и без того дефицитные».

«В случае эскалации конфликта между Россией и ЕС и переводом его в экономическое поле первичная реакция будет проинфляционная – через всплеск сырьевых индексов, так как однозначно спор затронет сырьевые поставки в Европу. Однако впоследствии дефляция будет основным сценарием из-за ухудшения экономических перспектив региона и снижения объемов внешнего спроса на продукцию европейских производителей. Ситуация осложнена достаточно жесткой позицией стран еврозоны по вопросам фискального стимулирования экономики», – прогнозирует Дмитрий Олюнин (Росбанк).

📌 Реклама

Отключить

«Все зависит от того, каким будет масштаб предпринятых санкций, – рассуждает Владимир Евстифеев (Банк ЗЕНИТ). – Если они коснутся ограничения поставки энергоносителей из России в пользу более дорогого импорта сжиженного газа из США, то это может стать поводом для небольшого разгона цен, что поможет ликвидировать дефляционный сценарий».

Если эксперты и расходятся в том, как могут повлиять санкции, введенные против России, на инфляционные или дефляционные процессы в Европе, то в одном они точно сходятся: принятие жестких экономических мер против нашей страны не пойдет Европе на пользу. Экономическое восстановление там носит очень хрупкий и не повсеместный характер. Любое давление извне может если не разрушить этот процесс, то по крайней мере затормозить его. А если экономический рост снова снизится до состояния статистической погрешности, то грозный призрак дефляции начнет приобретать осязаемые черты – фактически он перестанет быть призраком и станет горькой реальностью.

📌 Реклама

Отключить

ЕЦБ не прав

Директор департамента «Казначейство» Росгосстрах Банка Дмитрий Емелин считает, что политика ЕЦБ носит неправильный характер: «Новые симптомы финансового кризиса в Европе – снижение цен на товары и услуги. Приемлемый уровень инфляции для стран еврозоны – 2%. Проще обслуживать долги, когда номинальные доходы домохозяйств и компаний растут вместе с инфляцией. Показатели инфляции стран еврозоны по итогам 2013 года оказались на уровне 0,7%. Очевидно замедление роста цен и увеличение риска дефляции. Это показатель сужения экономики на фоне сокращения потребления. Европейцы предпочитают экономить и откладывают покупки на будущее. К тому же дорогой евро ухудшает конкурентоспособность европейских производителей. Чем ниже падают цены, тем дороже становится фактическая стоимость заимствований для бизнеса и государств, что может привести к усугублению долгового кризиса. Скорее всего, ЕЦБ вынужден будет принимать меры по смягчению денежной политики для борьбы с надвигающейся дефляцией».